sir_nigel (sir_nigel) wrote,
sir_nigel
sir_nigel

  • Mood:
  • Music:
Собственно говоря, зрею на этот пост уже больше месяца. И, наверное, не созрел бы ещё долго, но сегодняшние сообщения в газетах
(в частности, в "Метро"  www.metronews.ru/news1/neformalov_perepisali_na_koncerte/  и в "Комсомолке" - http://spb.kp.ru/daily/24241/441107/ ) окончательно сподобили. Итак, ещё раз убедился, что мы живём в стране абсолютно непуганых идиотов.
Теперь к теме. Прочитал тут миллион мнений, большая часть коих сводится к следующему: очень такой милый мюзикл, такие вот замечательные ребятки, противостоящие этакому вот тоталитаризму (окружающей серости, быдлу, .... нужное подчеркнуть). Мы им обязаны (тем, сем, пятым-десятым), потому как они впервые....

Скажу сразу- посмотрел. Правда, не в кинотеатре, а обычную пиратскую копию, которую у меня через неделю взяли и не отдали (да будет ему стыдно, но этот человек по жизни халявщик). Подумал. Пошёл и приобрёл первоисточник  - "Стиляги". СПб, Амфора, 2009.

(Чего, кстати, всем желаю). Далее буду ссылаться именно на это издание.

Так вот, наиболее интересным показалась мне не сама повесть г-на Юрия Короткова, а то, что занимает 2/3 объёма книги -  а именно, Георгий Литвинов "Стиляги. Как это было".

Чтобы не повторяться в дальнейшем - моё впечатление о фильме: милый такой пустячок с гнилыми такими идейками.

Почему? Ну, во-первых, из фильма выпало довольно много ключевых, по моему мнению, сцен - отчего смысл стал несколько другим. Где работает Мэлс после того, как его турнули из комсомола - и из института? На заводе, где ваяют "Девушек с веслом", "Пионеров-горнистов" и прочие памятники садово-паркового искусства советского периода (Ах, какой здесь усматривается символический смысл!). Катя-комиссар является на его рабочее место с душеспасительной беседой, обещая восстановление и там, и там - с испытательным сроком. Однако ж Мэлс идеалов не предаёт: "Ты, наверное, шла сюда и думала, как сижу я тут, сирота, и плачу над своей горькой судьбой? Да не хочу я обратно! ... Всех в школе в комсомол принимали - и я как все. Все в институт пошли - и я следом. А как же - отец рабочий, сын - инженер, всё как положено! Если б не ты, так и сидел бы - как все, экзамены сдавал, а потом всю жизнь у кульмана стоял. Не моё это, понимаешь? " 
Допустим. Ну, не хочет человек быть инженером. Хочет на саксе дудеть. Вольно ж ему...
Зато Польза...
"-Ты подал заявление в институт?
-Нет.
-Почему? Ты что, собираешься всю жизнь лепить своих уродов и дудеть на саксе? - вдруг зло крикнула она. -Мэл, посмотри вокруг! Все живут, как нормальные люди! Поиграли, перебесились, только у тебя одного детство в голове застряло!
...
-Ты уходишь - я не знаю, вернешься ты или нет, - беспомощно сказала она. -Или снова надо среди ночи хватать ребенка и ехать в милицию просить: отпустите нашего папу... Я боюсь, Мэл. Боюсь, что кончится, как у Боба... Для меня закрыты все двери, меня не возьмут ни на одну работу с таким ребенком... Я жила как хотела, потому что была одна. Теперь я не одна, и ты не один..."


До неё, как видим, дошло - что человек существует не в вакууме, что у него есть еще и близкие. На мать ей начхать, понятно, а вот на ребенка - уже нет.  Ради этого можно и принципами поступиться.
И до Фреда дошло -

"Понимаешь, Мэл, мы хотели жить, как в Америке, быть свободными, как в Америке, танцевать, как в Америке, одеваться , как в Америке, и ради этого были готовы на всё: нас гоняли, стригли, исключали, сажали. А оказывается, мы были просто домотканой, местного пошива пародией на американцев... В Америке нет стиляг, Мэл..."
 
 В общем-то, это уже не просто лёгкий мюзикл, но мелодрама со сгущёнными красками.


Вот Фредов папа (Янковский, кстати, мне очень понравился) :  "Но я вовремя ушёл. А те, кто остался, - ты понимаешь, что с ними случилось в тридцатые? Детскими болезнями надо болеть в детстве. А в зрелом возрасте они дают тяжёлые осложнения... Извини, я говорю циничные вещи, но есть правила игры. Или ты их принимаешь - или иди точи болты на завод!"   

Оставим за скобками ахинею насчёт тридцатых ("ужасы тоталитаризма"). А вот насчёт детских болезней... Одна моя хорошая знакомая (лет на десять помладше меня) полагает, что переболеть всё же стоит - иначе это что-то ненормальное. Другая, тоже  хорошая знакомая (немного старше меня) - мама-либерал. Ранее она высказывала мнение - "Пусть ребёнок всё пропробует". Ну, ребёнок (дочь) пропробовал. Ребёнку понравилось. Теперь мама-либерал не знает, что делать, ибо доченька уже законченная блядь (извините мой французский), более того, "случайные знакомые" доченьки уже дважды обнесли маменькину дачу. Так что сумлеваюсь я...


Это что касается фильма - и повестушки.

Теперь - как это было. Журналист очень добросовестно собрал живых свидетелей, опросил и записал. Интересно, как они противоречат друг другу, а выводы можно сделать и самому. Но выводы тов. (точнее, г-на журналиста) - совершенно явное передергивание. Например:

"Большинство молодых людей такое положение вполне устраивало: одеваться в то, что предлагают магазины, слушать музыку, которую "разрешается", ходить на комсомольские собрания и ждать, когда в стране наступит коммунизм. На то оно и большинство. Зато самым "продвинутым" парням и девушкам конца сороковых-начала пятидесятых всё это опостылело, и они стремились к "свободе".

А почему, он, собственно, считает, что других занятий не было на свете? Больше не о чем думать, кроме как о штанах и музыке? Опять же сомневаюсь.


Слово джазмену Алексею Козлову (кстати, автору книги "Козёл на саксе" - теперь ищу! Козлов - 1935 г.р., ровесник моей мамы): 

"Те, кого называли стилягами, подразделялись на несколько уровней, несколько категорий - совершенно чётко. Была "золотая молодёжь" - детишки неприкасаемых партработников, учёных, известных деятелей культуры, имевшие возможность всё доставать при помощи родителей, имевшие квартиры отдельные, где можно было собираться, танцевать и развлекаться "по-западному". Это была очень узкая группа людей, к которым я не принадлежал. Я знал людей оттуда, но, ка выяснилось, для них это было всего лишь модой и подчёркиванием  того, что они находятся в советской элите.  [Фред -s_n]

   Были убеждённые "чуваки", то есть люди из совершенно обычных семей - служащих. московских рабочих, - которые дошли до всего сами. Они верили в западную культуру и поэтому старались выделяться из толпы, одеваясь, причёсываясь, танцуя и ведя себя так, как никто этого не делал. [Мэл  и Боб - s_n] 

   И была ещё третья категория - просто пижоны, у них убеждений не было никаких, они просто были модниками. Им было всё равно, какая там власть - лишь бы покадрить чувих и провести хорошо время. И они особенно не рисковали. Самый рискованный вид был "убежденные чуваки" - те. кто держал дома запрещенную литературу, за которую можно было схлопотать срок пятнадцать лет - тогда была статья, - они слушали постоянно джаз, интересовались импрессионистами, абстракционистами и ещё больше из-за этого начинали ненавидеть советскую власть"

(Моё мнение - большинство всё же относилось к третьей категории. Двое натуральных стиляг учились вместе с моей мамой в техникуме. Очень самостоятельные, подрабатывали, где только могли, перебесились, закончили вечерний институт и стали добропорядочными "жлобами")


Олег Яцкевич (1934 г.р, инженер, впоследствии писатель. В 50-е - один из "центровых" питерского "Бродвея"):

"Никакой политики у стиляг не было. Хотелось встречаться с девушками, танцевать, быть нормально одетым, слушать музыку, которая тебе нравится..."


(Нравится мне термин "встречаться". Как-то заметил сыну: -Разобрался бы ты со своими девочками? Он: - Ну как ты не понимаешь? С N я встречаюсь, а с M общаюсь... Каков, однако, эвфемизм? Только вот корвалол пить надоело...)


Георгий Ковенчук, художник. В 50-е учился в Академии Художеств:

"Стиляги были, как правило, людьми передовх взглядов. Это было мировоззрение. Стиляги доставали и читали Хемингуэя, который у нас не печатался, Ремарка, Кафку. Всё было направлено против заскорузлой, жлобской, заказной культуры"


Снова Козлов:

"Остальные, может быть, тоже интересовались и знали не меньше нас, но их отличало то, что внешне они не выделялись, старались держаться в тени. У меня был такой приятель, который тоже очень много всего знал, но почему-то одежда его вообще не интересовала. Он одевался, как все. И мы с ним разговаривали, всё нормально, но он не выделялся. Он носил советские костюмы [Это ж надо, а! Советские костюмы он носил - вы подумайте! -s_n] А я не мог держать в себе это преимущество над всеми остальными, я должен был это подчеркнуть. Количество таких людей было, наверное, гораздо больше, но у них не было такого чувства самосознания, они не хотели выделяться. В советском обществе был какой-то процент населения - они всё понимали, всё знали, всем интересовались. Но просто тихо, в тряпочку, дома или там на кухне собирались. Это называлось "Фига в кармане". Я к ним относился с лёгким презрением. Я их любил и уважал, но вот за эту трусость я их презирал. Слегка. Я этого не выказывал, конечно. А те. кого обзывали стилягами, не могли удержаться и демонстрировали своё  знание. В виде внешних проявлений"

(Эк загнул Козёл! "Интересоваться в тряпочку..." А он не думает, что можно просто не интересоваться одеждой? Вот просто так - не тратить время на размышления, поиски, хлопоты... Фиг ли суетиться?  Между прочим, мой отец - как раз из этого поколения, но он всегда посмеивался над подобной суетой. А Ремарк, Хемингуэй (кстати, Хэма решительно не люблю), Зощенко, Ильф и Петров - у нас в доме всё это издания 50-х гг. Так что необязательно в виде внешних проявлений (как можно выразить знание Ремарка цветом галстука или шириной штанов - не понимаю. Поднимите мне веки...)

Ну, и наиболее ёмко выразился Лев Лурье (1950 г.р., журналист, историк, писатель, автор и  ведущий программы "Культурный слой"):
"Стиляжничество было, что уже многократно подмечено, вариантом советского дендизма, связанного с "золотой молодежью" и с каким-то неправедным накоплением, потому что вся эта экипировка стоила достаточно много денег, а откуда их взять, было непонятно. Стиляжничество неизбежно было связано с какой-то "крутёжкой", продажей, препродажей, полууголовкой или полностью уголовкой...
Стиляги считали окружающих людей,  "неправильно" одетых, не любящих фильм "Серенада Солнечной долины", просто быдлом, пушечным мясом истории, людьми, которые не врубаются. Это какие-то "не чуваки", их вообще не существует, они нерелевантны. В стилягах было необычайное такое высокомерие...
Фарцовщики, в отличие от стиляг, не образовывали никакой субкультуры. А субкультура, соответствовавшая стилягам, называлась "мажоры". К фарцовщикам от стиляг перешла более широкая идея контрабанды...
Стиляги и фарцовщики - два разных поколения. Власть в современной России захватили фарцовщики, а не стиляги. Стиляги были "прорабами перестройки". им уже поздно было захватывать командные высоты. Это всё были люди за пятьдесят лет. Но они были помешаны на потребительских ценностях, и в этом смысле разницы между стилягами и фарцовщиками действительно нет. И те, кто пришёл к власти, исповедуют эти ценности. Вообще. идея Куршевеля, Лазурного Берега, Ксюши Собчак - это стиляжная идея." 

 
Вот отсюдова ножки-то и растут. То есть, с одной стороны, это мученики за идею, а с другой - идее-то цена три копейки.


А Мэлса, беднягу, ещё и жалко до слёз. Представляете, всю жизнь воспитывать чужого негритёнка.... Уверен, что он справится, он парень порядочный - но веселья в жизни ему это точно не прибавит...



А ссылка на статейку вот к чему - как было государство тупым, так и осталось. Ну, и чего они добиваются? (Кстати, клуб, о котором идет речь - знаменитая "Арктика" (я живу неподалёку), а группа, которая выступала - "Аркона". Заглянул на сайт группы и слегка изменил своё мнение. Тогда в некоторой степени понятно, почему ими заинтересовались органы...)


(Окончание следует_
Tags: золотом по мрамору, книги, фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments