sir_nigel (sir_nigel) wrote,
sir_nigel
sir_nigel

  • Mood:
  • Music:

Про генерала Шильдера

Так вот, была в Артиллерийском музее небольшая выставка, посвященная Карлу Андреевичу Шильдеру. Ну очень небольшая, в основном о его сухопутно-инженерных деяниях.

А ведь на самом деле дядька он был совершенно кипучего темперамента, и чего только не наизобретал за свою жизнь! Электрозапуск ракет, всевозможные мины — наземные и подводные, цельнометаллическая подлодка (к тому же первый в мире подводный ракетоносец! Каково звучит?)... Бизнесмен-неудачник и совершенно секретный человек. В общем, интереснейшая личность.

(Кто знает — может не читать, а кто не знает

, тому немножко поведаю. Впрочем, практика показывает, что среди инженеров-кораблестроителей незнающих тоже хватает...)

Шильдер был сыном рижского купца, который завязал с коммерцией и приобрел изрядное имение близ Невеля. Его старший брат — очень толковый инженер-строитель — забрал юного Карлушу к себе в Москву и определил в Благородный университетский пансион. В 16 лет Карл был зачислен унтер-офицером в Московский гарнизонный батальон, а ещё через два года — по ходатайству брата — в колонновожатые при Депо свиты царя по квартирмейстерской части (там-то он и увлекся фортификацией).

Дальше — войны. Аустерлиц. По возвращении в Россию -произведен в подпоручики и зачислен во 2-й Пионерный полк. После этого он прослужил в инженерных войсках до конца жизни — без малого пятьдесят лет.

За участие в строительстве Бобруйской крепости награжден Анной третьего класса (вот документ! Замысловато раньше наградные листы писали...)

Там ещё долго можно рассказывать... Заметим лишь, что в 1826 г. его перевели в Лейб-гвардии саперный баталiон (любимая часть государя Николая Палыча! Тот частенько говаривал - «Мы, инженеры...» Между прочим, батальон имел даже собственное знамя.)

А с 1828 г. Шильдер батальоном этим командовал — целых восемь лет. После блестящих действий Шильдера при осаде и взятии Варны он пользовался высочайшим доверием государя.

(Кстати, для этой выставки вытащили из закрытого уже много лет зала истории инженерных войск русской армии вот такую занимательную картинку - «Поручик Бем высматривает турецкие ложементы под Варной». Я-то уж сомневался, что когда-либо её увижу вновь).

В 1829 г. Шильдер использует плавучие ракетные батареи (!) на Дунае, при осаде Силистрии, и сооружает там же плашкоутный мост.

Современники Шильдера утверждают, что им был провозглашен девиз: «Крепости нужно брать не штыками, а лопатами».

Защитники Силистрии не стали дожидаться штурма и капитулировали после взрыва минных горнов... А дальше фельдмаршал Дибич повел русскую армию на Константинополь и дошел уже до Адрианополя, когда Махмуд Второй решился на подписание перемирия. (В результате России отошло побережье Черного моря — от Анапы до Поти).

Да-с, о ракетах. Ракеты в Европе стали использоваться как раз в эпоху наполеоновских войн - «конгревовы ракеты» англичан. У нас первое ракетное подразделение — ракетная рота №1 — было сформировано в 1827 г., как раз перед очередной турецкой войной... Особенно эффективным ракетное оружие (довольно маломощное и весьма-весьма неточное!) показало себя потом — в войнах в Средней Азии... Шильдер очень увлекался ракетным делом.

(Это из книжки Мазинга рисунок)

Современники именовали его «первым русским военным гальванером» (мне вообще очень нравится этот термин — не «электрик», а именно «гальванер»!). Именно гальванический способ он использовал и для запуска ракет, и для подрыва мин, потому как традиционный огневой способ частенько приводил к печальным последствиям. Например, таким:

(Эта картинка тоже из зала истории инженерных войск русской армии!). Для подрыва минных горнов, заложенных под 2-м бастионом крепости Варна, к ним был проложен сосис — удлиненный пороховой заряд в картузе. Ну, длинная-длинная сосиска из ткани, набитая порохом! Посмотрите у Буссенара «Герои Малахова кургана» о сосисах! В упомянутый сосис была вставлена палительная свеча — бумажная гильза с запрессованной пороховой мякотью, смоченной деревянным маслом. Палительная свеча горела медленно, что давало возможность минеру смыться в укрытие. Так вот, бравый унтер Андрей Шейдеванд запалил свечу и смылся. Ждет-пождет... а взрыва нету. Пошел, посмотрел — оказывается, свеча выгорела, а на сосисе осел плотный слой сажи... Минер сажу-то и сдул! Тут и грохнуло... Умер он не сразу. Но - герой!

Так что Шильдеру было о чем подумать. Впрочем, думал он не один — был у него друг молодости — вместе в колонновожатых служили — Павел Львович Шиллинг. Два слова о нем сказать надо, ибо личность тоже незаурядная. Физик, солдат, дипломат, востоковед, изобретатель телеграфа и электровзрывателя, основатель первой русской литографии... Кстати, известно ли вам, что стало первым литографированным произведением на Руси? Не что иное, как хулиганская поэма дядьки Пушкина — Василья Львовича - «Опасный сосед». Шиллинг с ним дружил! Ну, и выбрал... в качестве образца.

Так что после польского похода 1831 г. (да, Шильдер и в усмирении мятежников поучаствовал — и вернулся с пулею в ноге) Шиллинг всё ему рассказал и показал — а сам занялся телеграфом.

Забавно, что Шильдер своими опытами (и с подрывом мин подо льдом, и с подводной лодкой — об этом ниже) баловался у себя на даче — на Петровском острове (нет, и в других местах, конечно, тоже — вот, пожалуйста, эту штуку

подрывали на Обводном канале — но!)

Впоследствии — в Крымскую войну — электровоспламенение уже широко применялось и было весьма хорошо отработано. Так, при обороне 3-го бастиона в Севастополе на 94 взрыва пришелся всего один отказ.

Да-с. О подводной лодке. Морские мины — это, конечно, хорошо, но вот как «найти верное средство к подводу мин под неприятельские корабли, стоящие на якоре, или к уловлению их на ходу»? Пришлось Карлу Андреевичу субмарину изобретать. Сел — и изобрел! Вот такую:

это чертежи — позднего варианта; на раннем ещё и башни должны были выдвигаться, тем самым изменялся объем... ну, сами понимаете — оригинальная система всплытия! Да вот беда — герметизировать эти башни не получалось. Пришлось упростить конструкцию.

Ещё нюансик: за тридцать лет до жюль-верновского «Наутилуса» хитрый Шильдер предусмотрел перископ! А у капитана Немо его не было... (Естественно, Карл Андреевич — не капитан Немо, помогали ему толковые люди — например, корабельный инженер М.Н.Гринвальд и генерал-лейтенант П.Д. Базен, который вообще здорово в субмаринах разбирался. Вот перископ — как раз базенова идея!)

Вот модель из Военно-морского музея

А это — из Музея подводных сил им. Маринеско.

А есть ещё (большая-пребольшая) в калининградском Музее мирового океана...

Очередной парадокс — первый в мире подводный ракетоносец (водоизмещением в целых 16 тонн!) имел мускульный двигатель... Сидели там здоровенные матросы и качали рычаги, а снаружи были подобия утиных лапок сделаны, кои при движении вперед складывались, а при движении назад - раскрывались, обеспечивая упор. Был предусмотрен и реверс - рычаги поворачивали так, чтобы гребки заняли верхнее положение - и опять качать!



А вот ролик — субмарина в действии!
https://youtu.be/qxACMZ1PHF0
(Посмотрите, это очень красиво!)

Изготавливали лодку на Александровском литейном заводе (ныне Пролетарский, славный разработкой неких хитрых корабельных устройств весьма специфического назначения). Произошел же сей завод от Кронштадтского казенного чугунолитейного завода, заложенного ещё Чарлзом Гаскойном (тут опять интересная история напрашивается — это же надо было переманить в Россию не кого-то, а самого директора Карронских заводов! Ладно, как-нибудь впоследствии. Но вот так всегда получается — начинаешь копать что-то одно, и тут же набегает столько любопытнейших подробностей! Кстати, N-ское КБ тоже ведет свою родословную от Кронштадтского завода...)

Строилась сия лодка в обстановке глубокой секретности, а экипаж для неё подбирал лично Карл Андреевич — естественно, из состава Лейб-гвардии саперного батальона. Умных, здоровых, заслуженных... Впрочем, моряков туда тоже назначили — из Морского гвардейского экипажу — целого лейтенанта и четырех нижних чинов, а то уж совсем неприлично получалось.

Показательные испытания (в высочайшем присутствии! Государь проявил большое любопытство) состоялись вдали от города — в сорока верстах выше по Неве, у лесистого берега на границе дач военного министра Чернышева и сенатора Дубенского (кстати, Дубенский приходился Шильдеру тестем, а сын Дубенского (стало быть, шильдеров шурин) служил у Шильдера адъютантом. Такая вот семейственность...). Для испытаний построили временный деревянный причал. Основной целью испытаний была проверка действия минного и ракетного оружия, что и завершилось успехом. Награждены были все участники, включая и нижних чинов.

Затем лодку испытывали в море — на северном кронштадтском фарватере. И вот тут сказалось отсутствие механического двигателя Попробуйте этакими лапками выгрести при ветре и волнении! Потом Шильдер ещё долго пытался довести лодку до ума, тем не менее, осенью 1841 г. было высочайше повелено дальнейшие опыты над подводной лодкой прекратить. Лодку передали изобретателю, и он с ней ковырялся ещё несколько лет — у себя на даче... Несмотря на достаточно высокий чин, средств (изрядных средств!) для продолжения испытаний Шильдер не имел и в конце концов в 1845 г. разобрал и продал на металлолом...

Любопытно ещё вот что: поскольку Шильдер прекрасно сознавал крайне малый радиус действия своего могучего ракетоносца, он додумался до транспортного плашкоута, который следовало буксировать пароходом как можно ближе к супостату, вот таким образом:


А ещё Карл Андреевич пытался заняться бизнесом — и создал акционерную компанию «Общество для заведения двойных паромных пароходов с ледокольным механизмом и без оного». Два парохода - «Петр Великий» и «Михаил», построенные опять-таки Александровским заводом, должны были обеспечить регулярное пассажирское сообщение Петербург-Петергоф. Чертежей оных не имеется, однако полагают, что пароходы были катамаранного типа и оснащены механизмом для пилки не особо толстого льда. Пароходы получились кошмарно тихоходными (сам Шильдер обзывал их «паростоями»), тем не менее общество просуществовало с 1837 по 1844 г. - и было ликвидировано, не выдержав конкуренции и принеся держателям акций огромные убытки (за 200-р акцию было выплачено 8 р).

Шильдер страшно переживал, и, как пишет Быховский, «в силу своей порядочности считал, что обязан возместить понесенные акционерами убытки и до конца жизни добровольно выплачивал им суммы из своего жалованья (сократив до минимума личные расходы)».

А потом была Крымская война. В 1853 г. Шильдеру было уже 68 лет, но с его-то темпераментом... В общем, Государь распорядился о временном командировании Шильдера в распоряжение кн. Д.М.Горчакова, командовавшего русскими войсками в Валахии и Молдавии. Шильдер потребовал отправить на Дунай ракетное подразделение с изрядным запасом ракет — и первым делом поразогнал турецкие суда. Затем навел мосты через Дунай — и наши войска прошли на правый берег (болгарский). И во второй раз в жизни ему пришлось осаждать Силистрию (к тому времени крепость была перестроена по проекту прусского генерала Фишера и значительно усилена).

(Надобно заметить, что нижние чины к Шильдеру относились очень хорошо. «Они любили его за веселый нрав, бодрость и находчивость, разумное руководство, за то, что он вместе с ними разделяет опасности и тяготы полевой жизни»)

1 июня 1854 г. осколком гранаты генералу раздробило ступню правой ноги (где и так сидела польская пуля). Ногу ампутировали выше колена. Шильдер ещё успел увидеть подготовленный им взрыв передового форта Араб-Табиа 7 июня, но 8 июня — за полчаса до решающего штурма — князь Горчаков получил приказ снять осаду Силистрии и уйти за Дунай. Здоровье Карла Андреевича в дни отхода резко ухудшилось, и 11 июня он умер от паралича лёгких. Похоронили его в румынском городе Калараш.

(А вот то, чего я не знал — оказывается, в 1911 г. его прах был перевезен в Петербург и торжественно перезахоронен в батальонной церкви (Лейб-гвардии саперного батальона) свв. Косьмы и Дамиана. Церковь была снесена при постройке станции метро «Чернышевская»...)

(Жуткий довольно снимок... В центре стоит в кивере флигель-адъютант капитан граф Н.Э.Тотлебен)


Как положено - на лафете, с саперной каской на гробу - с Царскосельского вокзала по Загородному проспекту...

Ну, и немножечко о сподвижниках и учениках. О Шиллинге тут уже сказано. А  Э.Тотлебен у Шильдера учился и сменил его на поле боя под Силистрией (форт Араб-Табиа взрывал именно он!). Ну, уж про Тотлебена можно рассказывать и рассказывать! А вот, скажем, М.М.Борескова знают уже не все. Михаил Матвеевич Боресков был большим спецом по минному вооружению. Ещё в Крымскую войну поручик Боресков под руководством Шильдера минировал Сулинское гирло Дуная, а также устья Днестра, Днепра и Буга. (О нем — Борескове — неплохо писал Вадим Инфантьев в книге «Дунайские волны»). Потом он составил очень толковое руководство по подводным взрывам...

А сын Шильдера - Николай Карлович - тоже военный, генерал-лейтенант, инженер, адъютант Э.Тотлебена, участник русско-турецкой войны 1877-78 гг, толковый историк, а в конце жизни — директор Публичной библиотеки...

Многое про Карла Андреевича мы не знаем — в силу секретности его работ. Возможно, где-то в архивах что-то и лежит ещё — ждет своего часа...

Самая подробная книжка, которая мне попадалась — это Г.Ю.Мазинг, «Карл Андреевич Шильдер», М., Наука, 1989. Писал о нем и И.А.Быховский - «Рассказы о русских кораблестроителях», Л.,Судостроение, 1966. Ну, и ещё такая старая книжка — С.А.Шерр, «Корабли морских глубин»...

Tags: корабли, о полезном и интересном, о хороших людях, учи матчасть!, фортификация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments