?

Log in

No account? Create an account
...сей доблестный рыцарь все в той же позицьи на камне сидит.
May 25th, 2013 
04:26 pm - ***
сидящий рыцарь
Вам стоило бы жить в городе Питер
прохладный климат этого города ничуть не остужает ваше сердце. Подышите воздухом с Невы, пройдите по Невскому, попейте кофе в любом кафе. Вы живете недалеко от центра, вам спешить некуда. Только не грустите от серости стен и не простужайтесь от влажности воздуха :
Пройти тест
сидящий рыцарь
Лев Успенский, "Записки старого петербуржца"

"Тогда уже запало мне в память любопытное название одной из дальних
окраинных улиц -- там, за Круглым прудом, среди пустырей и полудачных усадеб
северо-западной окраины  Питера.  Она носила  длинное имя:  "улица  Карла  и
Эмилии".
     В этом имени все  своеобразно. Исконно  русской топонимике  никогда  не
были  свойственны названия, представляющие собой  конструкции  с родительным
падежом от имен  собственных, да и вообще от любых существительных, довольно
обычные у народов Запада.
     Французскому  "Плас де  ла Грэв", т. е.  площадь Гравия, песка,  у  нас
соответствовала  "Песочная  улица", "Песчанка", "Пески"... Там,  где француз
охотно называет площадь "площадью  Звезды", мы предпочитаем конструкцию типа
"Звездная улица".  Мы  уже видели, как  из двойной  основы  "Иоаким и  Анна"
русский  язык  сотворил  единую  --  "Якиман"  -- и  назвал улицу  в  Москве
"Якиманкой".  Сразу же  можно сказать, что  улица Карла  и Эмилии названа не
русскими людьми. А кем же?
     Вокруг Петербурга (в том числе  и по его окраинам) вплоть до  революции
можно  было  наблюсти немало немецких --  больших  и  меньших по масштабу --
колоний. Огромная Саратовская колония существовала против Обуховского завода
на  правом берегу  Невы. Было  сравнительно небольшое немецкое  поселение  и
вблизи  Лесного.  Это были тесно  сплоченные  и  резко  обособленные  от  их
русского  окружения   общины,  связанные  своим  укладом,  своими   нравами,
религией,  языком,  традициями.  С совершенно  иной этнографической  средой.
Населяли эти  колонии,  разумеется, люди  разной социальной  принадлежности,
различной состоятельности, разных кругов, но чаще всего -- мещане. Немцы.
     В  немецкой  общине за Лесным, по местному преданию,  жили  некогда две
семьи. К одной  принадлежал юный Карл, к другой  -- прекрасная Эмилия. И вот
получилась немецко-петербургская версия Ромео и Джульетты.
     Чувствительное сердце Карла было пленено прелестью юной Эмилии.  Нежная
фрейлин Эмми тоже взглянула на Карльхена стыдливым взором. Но папы и мамы --
и те и другие! -- узнав об их любви, дружно сказали "нейн!" (не "найн!", как
выразились   бы   грубые   берлинцы,   а    нежное    "нейн",   на    чистом
петербургско-немецком диалекте). "Нейн! -- сердито сказали родители,  и даже
дедушка  Иоганн,  и даже  прабабка  Луиза. -- Карльхен  хотя  и  работает  у
господина  Лауренберга,  но  получает  еще  мало. Подождем,  пока  он  будет
зарабатывать  достаточно, чтобы начать откладывать "зэйн клейнес  Шатц!"  --
сбережения".
     Прошло  десять лет. Карл  стал зарабатывать достаточно  и  уже  отложил
некоторое "Шатц",  но папы  и мамы, обсудив вопрос,  снова  сказали "нейн!":
"Вот когда Карльхен будет получать не меньше, чем господин Кистер..."
     Прошло еще двадцать лет, и детки снова попросили разрешения пожениться.
Но родители  опять сказали: "О нейн!" Сказали все, кроме прабабки Луизы, ибо
она уже давно умерла, и дедушки Иоганна, которого разбил паралич.
     И  тогда пятидесятилетние Карльхен  и Эмилия посмотрели друг на  друга,
взялись за руки,  пошли на Круглый пруд и  бросились в  этот Круглый пруд  и
утонули в этом  Круглом  пруду. И когда их тела  наутро вытащили из Круглого
пруда баграми, они все еще держали друг друга за руки.
     И тогда господин пастор Ауэр, и господин никелировщик Клемм, и господин
учитель Качкерих  посоветовали  прихожанам  назвать  их  именами  улицу,  по
сторонам которой  росло  больше всего  сирени и черемухи и  где  весной пели
муринские соловьи, чтобы отметить  столь  удивительную  швабскую любовь и не
менее дивное послушание родителям.
     Я  не поручусь, что  это  было и происходило буква в букву так, как тут
рассказано,  --  кое-что   я  додумал.  Но   улица  существовала   и  носила
чувствительное имя свое долго, очень долго -- до Революции  и даже несколько
лет после нее. А затем ее переименовали. Ее назвали Тосненской улицей."


IMG_6129
This page was loaded Sep 19th 2019, 9:05 am GMT.