sir_nigel (sir_nigel) wrote,
sir_nigel
sir_nigel

  • Mood:

Гуляем по Музею Арктики - 2

А теперь - взгляните сюда. Видите этого оранжевого монстра?

 


Не верьте табличке - это действительно "Морис Фарман", но не "Фарман ХХ", как указано, а "Фарман 11". А летал на нем интереснейший человек - первый русский полярный лётчик, поручик по Адмиралтейству Ян Иосифович Нагурский.

  Биография пана Яна достойна восхищения - Одесское юнкерское училище, пехотный полк в Хабаровске, переезд в Петербург, учёба в Морском инженерном училище и - одновременно - занятия лётным делом во Всероссийском аэроклубе, затем - слушатель Авиационного отдела Офицерской вохдухоплавательной школы (кстати, учился он там вместе с Нестеровым!), в 1913 г. получает звание военного лётчика, заканчивает механическое отделение Морского инженерного училища и назначается в Главное Гидрографическое управление, где его подключают к поискам пропавших русских полярных экспедиций... (В 1912 г. в Северном Ледовитом океане оказались сразу три русские экспедиции: Русанов на боте "Геркулес" изучал Новую Землю, Седов на "Св. мученике Фоке" рвался к полюсу, а Брусилов на "Св.Анне" собирался пройти Северным морским путём. Все три экспедиции пропали бесследно.)
  Самолёт - как уже сказано, "Морис Фарман 11" с мотором Рено аж в 70 л.с.! - был заказан во Франции; в мае 1914 года Нагурский приехал в Париж, совершил пару десятков тренировочных полётов на машине аналогичной конструкции; в середине июня самолёт был готов, и 31 июля 1914 г. пароход "Печора" сгрузил его в Крестовой губе Новой Земли. 

Первый поисковый полёт (вместе с механиком - севастопольским матросом-добровольцем Евгением Кузнецовым; 

      механика во Франции нанять не удалось) состоялся 7 августа - на север, вдоль западного берега Новой Земли.
  Полет продолжался 4 часа 20 минут, садиться пришлось в надвигающемся тумане (и не в условленном месте!), левый поплавок поврежден о камни, мокрый экипаж с трудом выбрался на берег (в результате бедняга Кузнецов простыл и угодил в судовой лазарет). Через пять дней (12 августа) при взлёте отказал мотор; доставка запчастей из Крестовой губы и переборка мотора заняли две недели (тем временем стала известна судьба экспедиций Седова и Брусилова). Поэтому остальные четыре полета (длительные - два по четыре, один - четыре с половиной часа и один - три часа двадцать минут) выполнялись в целях уточнения топографии Новой Земли. (Малоизвестный факт - практически одновременно с Нагурским - в том же августе из бухты Провидения летал ещё один гидроплан "Фарман" (лётчик Д.Н.Александров).
  За эти полёты Нагурский получил ордена Св.Станислава и Анны 3-й степени, а вот механику Кузнецову даже суточных не выплатили (из расчёта рубль в сутки), несмотря на ходатайство Нагурского...
  Затем - Первая Мировая война, Балтика, командование отрядом гидросамолетов. Разведка, бомбардировка, воздушные бои. В 1916 г. Нагурский первым в мире выполнил петлю Нестерова на гидросамолёте (хотя, честно говоря, он вовсе не собирался этого делать...): 17 сентября 1916 г. при перелёте из Ревеля в Папенгольм на летающей лодке М-9 попал в шквал. "Из-за шквала самолёт сделал две мертвые петли. Механика выбросило из гондолы, и он застрял в моторной раме. Весь инструмент вылетел. Был поврежден винт. Нагурский посадил самолет. Механик получил незначительные ушибы головы, лётчик не пострадал" (из рапорта командованию)
  В 1917 г. был сбит, и вместе с механиком после двухчасового купания спасён подводной лодкой (Википедия утверждает, что русской, известный летчик и историк авиации Гальперин (который, кстати, встречался с Нагурским) - что английской... В конце концов, неважно. Тем паче, что многие документы утрачены, а в документах, сообщающих о боевых потерях авиации Балтфлота за 1917 год, фамилия Нагурского не значится... тем не менее, похоронку матери послали!
  Так или иначе, но в 1918 г. Нагурский оказался в Польше. Более воевать Яну Иосифовичу не хотелось, и на призывном пункте он записался нижним чином, уволенным по ранению. А дальше жил он себе тихо и скромно, работая инженером-конструктором, а в годы оккупации - торгуя в антикварной лавочке, а после Второй Мировой - снова инженерствуя, пока в 1956 г. не встретился с польским писателем (и полярным путешественником - участвовал в русских экспедициях ещё до Первой Мировой!) Центкевичем. Из его книги Нагурский с удивлением узнал, что числится погибшим без малого сорок лет.
  После встречи с Центкевичем "воскресший" лётчик обрёл огромную популярность, приезжал и в Москву, где встречался с нашими полярными лётчиками - Чухновским, Водопьяновым, Шевелевым, а также со вдовой Георгия Седова, которого разыскивал в 1914 г.

  Умер Ян Иосифович в 1976 г., восьмидесяти восьми лет.

(Читать о нем:
Гальперин Ю.М. Воздушный казак Вердена   М., Молодая Гвардия, 1981)
Беляков А.И. Воздушные путешествия  СПБ, Политехника, 1993
Водопьянов М.В. Крылатые богатыри  Лениздат, 1957)


Tags: авиация, о полезном и интересном
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments